из разговора в социальной сети:

"Вы пишете: "я не вижу противоречия в том, чтобы верить и изучать что-то при помощи методологии светской науки. Одно не отменяет другое"
Так и я не вижу противоречий. Но я и не об этом и говорю.

Вы просто путаете научную достоверность, основанную на консенсусе работников науки, и вероучительную истину, выявляемую через согласие отцов. В науке просто принято считать нечто доказанным, исходя из определённых правил. Завтра всё может радикальным образом поменяться. Если Вы основываетесь на том, что в какой-то исторический момент так называемое научное сообщество решило считать правильным то-то и то-то, тогда Ваша вера разрушится, как только изменится научная конъюнктура и веяния времени.

Вера же Православная основывается на Камне, в данном случае, говоря конкретнее, на вере в Церковь и в то, что Церкви передана Богом откровенная незыблемая вечная истина, которая раскрывается в Писаниях, в догматических постановлениях Соборов, в писаниях свв. отцов. Только раскрывается"

Во всякой науке существует определённый набор правил и представления текущего момента о том, что доказано, а что нет. Это определённый консенсус, некое общее согласие, что на данном этапе рассмотрения можно остановиться и считать тезис доказанным. В юриспруденции имеет место так называемая "судебная практика", то есть в суде при таких-то и таких-то приведённых доводах будет считаться обоснованными требования одной из сторон. Я не говорю о подтасовке научных данных и о тех доводах, которые "заносят" судьям - это всё-таки не имеет отношение к науке и юриспруденции. Что в этом всём общее? То, что это консенсус. То есть согласие всех участников процесса, что мы считаем это необходимым и достаточным, чтобы признать истинным. А как там на самом деле - то Бог весть.

Церковь же имеет истину непосредственно от Источника всего и от Самой Ипостасной Истины. Церковь именно что знает, что' Бог весть. Церковь не получила догматы из научного или судебного рассмотрения Евангелий и вообще Библии, из анализа устных заявлений и письменных свидетельств отцов. Поэтому consensus patrum не есть тоже самое, что консенсус в науке, то есть "мы посовещались и решили". Согласие отцов - это не некоторое положение и теория, принятая на конференции - Вселенском Соборе - или через переписку святых. Это свидетельство Истины переданное людьми непосредственно находящимися в общении с Истиной, видевшими Её (то есть Его, конечно) как Он(а) есть. Это вообще не проблема выбора между наиболее правдоподобными и обоснованными гипотезами. Это прямое выражение объективной истины, которая получена и хранима Церковью.

В этом смысле занятия богослова ближе к занятиям учёного естественника, а не гуманитария. Физик пытается извлечь объективный закон из объектов и явлений материального мира путём наблюдений и эксперимента. В богословии есть наблюдение - исследование Писания и Предания, а также аналог эксперимента - аскетическое делание, то есть непосредственный опыт Богообщения. Богослов либо сам свят, либо обращается к свидетельствам тех, кто был свят - был в общении с Богом и лично узнавал от Него истину.

В этом смысле поиск consensus patrum - это поиск общего и повторяющегося в аскетическом опыте всех святых и их свидетельств. Как в естественных науках повторяемость результатов эксперимента является критерием истинности гипотезы (теории), так для богослова согласные высказывания отцов есть такой критерий в отношении заданного вопроса.