ibТеперь мы можем рассмотреть представления о Церкви, о расколе и единоверии у трёх вышеперечисленных лиц, организовавших посреди Третьего Рима «Чёрную Пасху», чтобы сравнить их с церковной оценкой. Начнём с доклада Ильи Бражникова. 

Внимательное прочтение текста навевает что-то из «Фауста» Гёте: с первых строк загадка, так ли понял я намёк?

«Если полнота истины заключена в Православии – а мы веруем так – то не может спор об истине двух правых вер не касаться всех людей, жаждущих спасения. Тут не может быть двух. Должно быть единоверие. И невозможно согласиться ни с одной из версий Раскола – ни с "официальной", ни со старообрядческой»[23] .

Тут всё удивительно. 

Во-первых, очевидно именуя "официальной" версией" церковное учение о Расколе, Илья Леонидович сразу, с места в карьер заявляет не может с ним согласиться. Для православного христианина – «мы веруем так», - это поистине необычное признание. 

Во-вторых, о каких «двух правых верах» речь? Правая вера может быть только одна. Да, есть группы людей, полагающих, что их община исповедует истинную веру. В случае, когда идёт спор между такими группами, потому что вера одной группы чем-то отличается от веры другой – это либо спор истинной веры с заблуждением, либо спор между двумя заблуждениями. Или это спор всё-таки внутри одной веры по вопросу невероучительного характера, например, между двумя Поместными Церквями о юрисдикции какого-то региона. Но уж никак это не спор «двух правых вер»! Неужели по мысли И.Л. Бражникова Христос всё-таки разделился?

Что это – неточность терминологии? Читаем дальше:

«Невозможно выбрать. Пока живо русское сердце, оно не останется безучастным ни к мытарствам и воплям Аввакума, ни к подвигу Павла Коломенского, ни к ревности и мужеству защитников Соловецких. Но и к мессианскому проекту патриарха Никона ... не останется безучастно русское сердце, пока оно живо».

Как говорится, сердцу не прикажешь.

Однако, вера Христианская – это не зона неопределённых эмоций, но область вполне чётких определений. Да, невозможно не сочувствовать чужим страданиям. Это по-христиански, в соответствии с учением отцов, например, прп. Исаака Сирина, писавшего:

«Возгорение сердца у человека о всем творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари... и не может оно вынести или слышать, или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварию. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и очистились а также и о естестве пресмыкающихся молится с великою жалостию, какая без меры возбуждается в сердце его по уподоблению во всем Богу»[24] .

Но разве по-христиански было бы на основании этого заключить о святости демонов и пресмыкающихся, раз те претерпевают ужасные страдания? Отнюдь нет. Страдать и мучиться - это ещё не всё. И ориентироваться на мучения недостаточно. Радека и Бухарина возможно пытали много, но они не мученики в христианском смысле слова. Лев Троцкий - не cвмч. Иларион Троицкий. И помимо уже приведённых выше святоотеческих цитат существуют наконец соборные Правила, которыми Церковь провозглашает, что мучениками не являются страдальцы за раскол и ересь[25] :

«9. На кладбища всяких еретиков, или в так именуемыя у них мученические места, да не будет позволено церковным ходити для молитвы, или для врачевания. А ходящим, аще суть верные, быть лишенным общения церковнаго на некое время. Кающихся же и исповедающих, яко согрешили, приимати в общение. 

34. Всякому христианину не подобает оставляти мучеников Христовых, и отходити ко лжемученикам, которые, то есть, у еретиков находятся, или сами еретиками были. Ибо сии удалены от Бога: того ради прибегающие к ним да будут под клятвою».

Но выходит, что для Бражникова и этого недостаточно:

«Так вот и суждено ему, сердцу, раскалываться, разрываться между двумя равно притягивающими идеалами: между чистотой своей веры и вселенскостью Православия, между жаждой личного спасения и страстным желанием спасти мир от антихриста».

Альтернатива здесь абсолютно ложная. Разве предусматривает Христианство какое-то противоречие между чистотой веры и вселенскостью, между личным спасением и проповедью? Наоборот, что же нести человеку во Вселенную, как не чистую веру, что ещё проповедовать, как не чистое Православие? А уж что касается «спасения мира от антихриста» - это вообще из другой оперы, из Голливудской епархии, фильмов «Омен» и тому подобных. Нам велено не то, чтобы антихриста побеждать, а остерегаться, «желая спасти ближнего, чтобы он не увлек тебя в гибельную пропасть», ибо «последнее случается ежечасно. Отступление попущено Богом; не покусись остановить его твоей немощной рукой»[26] .

В реальности выбор лежит как раз между верой «своей», особой и частной (то есть еретической) и верой истинной, Православной; между воистину своим «страстным желанием», пусть и заключающимся в том, чтобы всех кругом спасти, и делом спасения, которое неминуемо должно начаться с себя самого, и только тогда вокруг тебя спасутся тысячи[27] . Но похоже, что Бражников не видит этого и для него главное именно «своё»:

« Кто недостаточно укоренен в своем, в том, как "у нас это делается", может легко спутать своё и чужое и провалиться в иной контекст... Суть любого искушения – приблизить чужое к своему, в пределе – полностью заменить своё чужим»... etc.

Всё же суть искушения не в этом, но в замене истины ложью, а не своего – чужим. Для славян как и для других народов Христианство до поры было чужим, а «своими» были разные виды язычества. Что же, обращение ко Христу – это искушение диавола?

Заканчивает доклад Илья Леонидович буквально тем же, с чего начал:

«Спор двух правых вер должен, с Божией помощью, завершиться победой Единоверия».

Следовательно, тут дело не в терминах, а в какой-то вполне сложившейся, особой экклезиологии. Не церковной – это наверняка, потому что практически ничто из сказаного не сходится с «официальной версией» раскола, то есть с церковным пониманием, с которым, как Бражников сразу заявил, «нельзя согласиться». Значит эта экклезиология какая-то «своя», понятная только «своим». Причём, единоверие занимает в ней особое место. 

Кое-что ещё из этого оригинального учения о церкви можно выявить в тексте, например – истинность старообрядчества. Илья Леонидович замечает как бы вскользь: «Староверы, будучи правы по существу...» Неужели "никонияне" по существу правы не были? Вроде бы нет, ибо по его утверждению имеются «две правых веры», да и Единоверие, которое всех победит, рождается всё же в рамках «официальной» Церкви.

Скорее всего мы имеем дело со своеобразной версией экуменизма. Подобно тому как «классические» экуменисты не признают факт отпадения Римской Поместной церкви от Церкви Вселенской, но считают, что Православие и Римокатоличество являются равноспасительными «ветвями» Христианства, которые в своё время соединятся вновь[28] , так и в историческом факте раскола мы должны видеть «промыслительное» разделение Русской Церкви на две ветви, одинаково истинных, которые обретут единство в торжестве «Единоверия». Соответственно, лишь стоя на высоте такого «Единоверия», будучи так сказать над схваткой, можно увидеть как истинность, так и ограниченность каждой «версии Раскола». Отсюда и невозможность избрать ни одну из них, но надо ожидать «победы Единоверия». Других логических объяснений сказанному господином Бражниковым я лично не вижу. 

Если наш вывод верен и перед нами случай альтернативного понимания Раскола, а по-просту говоря экклезиологической ереси, то другие источники должны подтвердить наши предположения и дать дополнительные детали мозаики. Для этого обратимся к трудам следующей персоны.


Комментарий 2016 года:

После известных плясок в Соборе Христа Спасителя политических протестанток в балаклавах И. Бражников демонстративно отошёл от Святой Церкви и вместе с супругой, небезызвестным писателем Романом Багдасаровым и несколькими расстригами организовал так называемое ОХП - "Общество Христианского Просвещения", которое проводит регулярные сборища-междусобойчики, где выступающие пытаются всячески эпатировать слушателей, как сам И. Бражников, заявивший, к примеру, что причащаться безразлично чем и можно хотя бы "пивом и чипсами". К несчастью, всё то, о чём мы предупреждали тогда пришло к своему логическому завершению.

Продолжение: Странное Единоверие - 3. Владимир Карпец: грусть Меровингов

В начало: Чёрная Пасха в Третьем Риме


23 здесь и далее цитаты из доклада по http://www.rusk.ru/st.php?idar=12018 

24 http://www.pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=598#_Toc458189434 

25 http://www.pagez.ru/lsn/52_6.php 

26 http://www.pagez.ru/ds/monash.php 

27 http://www.nne.ru/saints/SeraphimSarovsky.php 

28 Что-то в этом роде должно быть исповедовал о. А. Мень, призывавший своих единокровных братьев, взыскующих спасения, ориентироваться не на РПЦ, ни на РКЦ, а на некую "грядущую Церковь", Церковь будущего.