avl2Другой простой аргумент против эволюционизма берётся из совершенно ненаучного происхождения этой идеологии.

Тайна происхождения эволюционизма открылась мне неожиданно в процессе чтения философских глав «Источника истины» преподобного Иоанна Дамаскина. Что весь дарвинизм с его ответвлениями представляет из себя не более, чем пустую выдумку, специально созданную для дискредитации Христианства и больше ни для чего не нужную, - это было понятно давно. Но в тот момент, когда у святого Дамаскина я прочитал слова «человек есть животное разумное», они стали для меня чем-то вроде ньютоновским яблоком. Происхождение дарвинизма как идеологии, открылось предо мною в один миг с особой ясностью, как наконец-то сложившаяся головоломка.

Классификацией всяких предметов, в том числе и живых организмов, занимались многие учёные и не слишком учёные. Не только святой Иоанн, но до него Аристотель, а после него тот же К. Линней создавали классификации животных. Это были обычные схемы, когда на основе сходных признаков различные существа объединялись в группы. Например, четырёхногие шли в одну группу, двуногие – в другую. Даже забавное определение человека, как двуногого без перьев с плоскими ногтями имело своё место в этой истории. Выстраивались системы от низших организмов к высшим, или, если хотите, наоборот. Всё это имело смысл, как имеет смысл всякая классификация, поскольку она помогает систематизировать знания, даже когда она явно несовершенна и неудачна. К моменту появления Дарвина многие были составлены, в том числе и древовидные. Единственное, что нужно было сделать Дарвину (или Гексли) –объявить, что это не просто схема того, что есть, а изображение процесса развития от низших к высшим посредством приобретения со временем всё новых и новых усовершенствований. И ещё объяснить, как эти усовершенствования появлялись без участия Бога, то есть естественным образом. Наконец, важно, чтобы идея овладела массами, о чём позже учил В.И. Ульянов (кличка Ленин), а для этого она должна быть проста и понятна даже идиоту. Всё это и сделал Дарвин, предложив концепцию «естественного отбора». Как он сам признавался, она была создана по аналогии с отбором искусственным, который осуществляется всяким селекционером.

Здесь была допущена ещё одна натяжка. Селекционер действует намеренно и сознательно. Он имеет цель, тогда как в природе, согласно мировоззрению, гордо прозываемому научным, какая-либо цель отсутствует в принципе, поскольку разума и, следовательно, разумного поведения не имеет. Поэтому природа не может действовать, как селекционер, а это значит, что в ней должен быть закон, согласно которому все вещи усложняются самостоятельно. Должен быть универсальный, то есть вполне всеобщий закон, по которому всё развивается и совершенствуется без какой-то цели, а исключительно благодаря своей внутренней потенции. А это значит, что даже простые камни должны непрестанно совершенствоваться и, например, превращаться в красивые вазы и дворцы, или хотя бы в алмазы и изумруды. Не может же быть так, что вот здесь закон естественного совершенствования есть, а где-то его нет. Элементы должны не распадаться, а напротив, подниматься всё выше по строчками столбцам таблицы Менделеева и из свинца со временем должно получаться золото и уран.

Конечно, в реальности мы всегда видим диаметрально противоположное. Не зафиксировано ни одного случая, чтобы что-то само по себе усложнилось или хотя бы сделало бы это под воздействием поступившей извне энергии. Всё, предоставленное себе, лишь разрушается и упрощается. А любое усложнение требует не просто внешнего воздействия, но целенаправленной деятельности разумного существа.

Очевидно, что эволюционная гипотеза как минимум требует объяснения этой проблемы как минимум в области зоологии. Никто и никогда не наблюдал эволюции непосредственно и за всё время описанной человеческой истории ни один человек ни разу не описал, как кошки эволюционируют в собак или хотя бы в кроликов. И даже в тигров или цеветт – никогда. А если бы эволюция действительно была законом, мы становились бы очевидцами подобных вещей регулярно.

На столь серьёзное возражение эволюционистам отвечать было нечего, впрочем, им нечего ответить на это до сих пор. Поэтому пришлось придумать ещё одну гипотезу, то есть прибегнуть к очередной натяжке. А именно – ввести эти самые пресловутые сотни миллионов и миллиарды лет. До Дарвина никакой нужды в миллионах или даже многих тысячах лет истории не существовало. И, насколько мне известно, ни один факт не наводил учёных на очень длинное время существование земли и Вселенной. Единственно, зачем оно нужно – это для того, чтобы иметь хоть какой-то ответ в абсолютно проигрышной позиции. Дескать, весь процесс настолько «размазан» во времени, что человеческой жизни не хватает на его фиксацию. И всей истории разумного человечества не хватает. Спрашивается, а откуда вы знаете, что эти миллиарды были на самом деле? А оттуда, что никак иначе эволюцию объяснить нельзя.

Конечно, впоследствии появились «доказательства» вроде слоёв осадочных пород и древесных колец, однако, например, рисунки земли в разрезе, когда на самом низу расположены слои с наиболее «древними» видами, а чем выше, тем более поздними либо просто выдуманы из головы, либо ничего не объясняют. Во-первых, в реальности не существует ни одного места, где эти слои представлены в полном или хотя бы значимом объёме, но даже они бывают «перепутаны», то есть более «древние» по эволюционистскому учению лежат выше более «новых». Во-вторых, наличие слоёв ничего не говорит о времени их образования. На них не написано, сложились они за миллиарды лет или, скажем, за десятки дней Потопа.

Однако, и тут не задалось. Из-за недостаточного знания биологии и математической статистики эволюционистам казалось, что нескольких сотен миллионов лет для возникновения и развития жизни будет достаточно. Ведь всякому обывателю понятно, что мало ли что может случиться за миллионы лет, тем паче за миллиарды! Кто может представить себе подлинный масштаб этих временных отрезков, поэтому невежды, которыми были первые эволюционисты и их группа поддержки, и ограничились этими цифрами, для простого обывателя обозначаемыми лишь определением «много».

Наконец, всякое научное достижение должно было получиться в результате хоть какого-то исследования. Недостаточно просто выдвинуть красивую и смелую гипотезу. Её нужно обосновать. И учёный муж отличается от фантазёра прежде всего тем, что такие исследования осуществляет. Для Дарвина роль такового выполняло его путешествие на корабле Бигль. Формально так и рассказывают нам, что он занялся изучением форм клювов у вьюрков на неких островах и сделал своё открытие. Но если вы только посмотрите, как долго длилось это путешествие и пребывание Дарвина на тех островах, а вдобавок рассмотрите полученные им данные, то вам сразу станет понятно, что это никакое это не исследование, а уж эволюцию хоть какую-нибудь из него вывести просто невозможно.

Но, скажет кто-нибудь, почему Вас может осенить, а Дарвина – нет? Почему отказываете Дарвину в том, что он подобно Ньютону увидел вьюрка и …

Ничуть не считаю собственную догадку великим открытием. Это просто рядовое разоблачение лженауки, не более того. Для подобных разоблачений как правило не требуется особых умений, свойственных вымышленным персонажем произведений Агаты Кристи и Конан Дойля, ибо лженаучные схемы и подходы убоги и примитивны. Открытие Ньютона, было ли оно связано с яблоком или это лишь благочестивая легенда, привело к поистине к фундаментальным переменам в науке, чрезвычайно решительно двинуло человеческую мысль и обеспечило нас всех очевидными достижениями технического прогресса. Гипотеза же Дарвина, повторяю, не дала ничего науке как таковой, ни привела к каким-либо открытиям хоть лекарств, хоть видов животных, не говоря уже о создании новых, доселе не бывших. Не добавив подлинного знания, не принеся малейшей практической пользы, требуя исключительно слепой веры и сокрытия противоречащих ей фактов, эволюционизм относится к области вероучения и идеологии, но никак не к области естественных наук.