prv psyh.1Кратко, в режиме конспекта об основных причинах весьма скептического отношения православных верующих к так называемой "православной психологии" и попыток различных лиц и организаций повсеместно распространить её преподавание в православных вузах, наряду с внедрением психологов в церковные структуры и в отдельные приходы Русской Православной Церкви.

Дерзая высказаться на эту тему, автор не утверждает, что все без исключения психологи безусловно придерживаются указанных взглядов. Однако практически все изученные автором тексты на данную тему, мягко говоря, не лишены указанных изъянов. Автор будет рад узнать, что он не прав.

Предварительное замечание: во избежание недоразумений в нижеследующем тексте слово “личность” употребляется в значении “ипостась природы, наделённой образом Божиим”.

Прежде всего отметим, что “православная психология” точно также как и неправославная и вообще нехристианская, продолжает отказываться от того, чтобы соответствовать собственному наименованию, а именно, чтобы быть наукой о душе - той “псюхе”, от которой образовано название психологии.

Представляется важным привести здесь характерный пример. В социальной сети YouTube можно увидеть выступление перед студентами психологического факультета Российского Православного Университета Б.С. Братуся, который, как можно узнать из сми: член-корреспондент Российской академии образования, профессор, доктор психологических наук, заведующий кафедрой общей психологии факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, научный руководитель факультета психологии Московского православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета, основатель научной школы «Московская школа христианской психологии» (Москва). Коснувшись темы предмета христианской (православной) психологии Борис Сергеевич заявил, что конечно не душа является таковым, но - психика и настаивал, что это не должно смущать православных слушаетелей, ведь, по его словам, психику тоже сотворил Господь. Было похоже, что такое объяснение ему лично казалось весьма удачным и достаточным, однако нельзя не отметить, что это нисколько не объяснение, а скорее игра словами.

Мы конечно же верим, что человек сотворён Богом. Из догматических и аскетических сочинений святых мы знаем, что человеческое естество может пониматься как двусоставное либо трёхсоставное в зависимости от того, выделяем ли мы дух человека (1 Кор. 2:11) в отдельную категорию для более детального рассмотрения или не выделяем. Мы созерцаем в человеке богозданную телесность, как чисто плотскую составляющую, соматику, также и душевную сферу, относящуюся к чувственному, эмоциональному, можем выделить ум (”нус”) - интеллектуальную часть, но нигде кажется не встречаем утверждения, что Бог сотворил какую-то психику.

Православный психолог посему для объяснения должен конкретно указать, к какому “месту” в человеке он прилагает этот термин: к телу, к душе, к уму или ещё куда. Только в таком случае вообще можно говорить о сотворении Богом психики, когда будет объяснено её отношение к известному нам составу человеческой природы, её расположение и связь со всеми прочими составляющими. В противном случае перед нами - лишь искусственный, выдуманный конструкт, который и приложить-то не к чему. Если угодно, то изучать можно и его, но тогда не надо называть это психологией, но, положим, “психико-логией” и прилагать к нему определение “православный”.

Сделав эти общие замечания, перейдём к конкретным проблемам.

 I.

Современная психология, не исключая также и православной, основана не на православном учении о строении человека, то есть не на православной антропологии, а в лучшем случае на производных от римокатолического.

Если посмотреть на то, как в различных учебниках излагается истории психологии, видно следующее. Сперва говорится о античности, о представлениях Платона и Аристотеля о человеческой душе, затем вскользь упоминается пробел каких-то “тёмных веков”, обязательно “мрачного” Средневековья - и немедленный переход к Фрейду, от которого произошло всё. Будет ли преувеличением сказать, что вся современная психология произошла из фрейдистских теорий, почти как Русская литература - из “Шинели” Н.В. Гоголя? Во всяком случае православная психология (далее - без кавычек и прибавки “так называемая”) не является исключением. В ней также представления о важнейших понятиях заимствуется вовсе не из святоотеческих текстов, а из различных трудов по психологии, в той или иной степени зависимых от фрейдизма - непосредственно или через его оппонентов, тем не менее мыслящих в предложенной им парадигме.

В частности, личность понимается, как нечто возникающее в процессе социализации, происходящее со временем из потенций природы. Таким образом личностью оказывается некое новообразование, произрастающее поверх безличностной человеческой природы под воздействием внешних факторов, а не возникающая в момент зачатия ипостась.

Откуда происходит подобный взгляд? Пожалуй, приходится заключить, что исходной точкой является возникшая в Западной Церкви богословская тенденция, выраженная, насколько нам известно, впервые у Ансельма Кентерберийского фразой “persona est relatio”, и сводящая человеческую личность к совокупности отношений, в которые она оказывается вовлечена. Будучи закреплён в римокатолическом богословии непререкаемым авторитетом Фомы Аквинского, в качестве абсолютной истины этот взгляд перекочевал и в протестантские, а затем и в секулярные философские системы, оставаясь инвариантным, несмотря на прочие имеющиеся между ними различия.

Мы хотели бы указать, что в аутентичном Христианстве, то есть в Христианстве православном, наличествует совершенно иное учение, согласно которому происходит не возникновение личности в процессе жизнедеятельности, но постепенное овладение личностью (ипостасью) потенциями человеческой природы. Со стороны это выглядит одинаково, но различие здесь принципиальное. В православном понимании:

  1. Человеческая личность не появляется в качестве “нароста” на безличной природе, а получает существование ещё в утробе и не рассыпается, когда эта природа разрушается физической смертью индивидуума;
  2. Личность не является чем-то второстепенным по отношению к природе - легко видеть, что в неправославном учении личность и хронологически вторична, - но логически первична - как и в Троице;

Сейчас оставляем за скобками рассмотрение всех следствий из вышеизложенного, а перейдём к тому, что прямо имеет отношение к психологии.
Что делает психологию православной или в каком случае эпитет “православная” допустимо прилагать к существительному “психология”? Только то, что собственно научное знание оассматривается, объясняется и систематизируется в контексте православной мировоззренческой парадигмы. В реальности же мы видим обратное - в основу того, что называется православной психологией положены неправославные представления, заметим, не научного, а вероучительного или идеологического характера.

Позволим себе ещё один пример из жизни. В сети можно найти стенограмму беседы, состоявшейся между С.А. Чурсановым с одной стороны, а также со священником Андреем Лоргусом и Ю.А. Шичалиным с другой. Судя по объёму текста, Сергей Анатольевич битый час объяснял двум своим собеседникам содержание православного учения о человеке и о соотношении личности и природы. Тем не менее в заключении беседы свящ. Лоргус подытожил разговор примерно так: “Да, мы поняли, что православное богословие в своём понимании личности несовместимо с представлениями, бытующими в современной психологии, но - тем хуже для православного богословия”. Как говорится, всем спасибо, все свободны…

II.

Православная психология, вслед за всякой иной психологией не учитывает один из существенных факторов влияния на психофизическое существо человека.

Кажется нет необходимости доказывать утверждение, что во всяком исследовании, претендующем на научность, должны рассматриваться все возможные влияния и воздействия, которым подвергается или может подвергаться исследуемый объект. Всякий учёный должен хотя бы на уровне гипотезы иметь в виду нечто, что может выходить за рамки его личных предубеждений и современных ему общепринятных аксиом. Ему следует как бы принять на свой счёт известные слова Гамлета, обращённые к другу Горацио. Когда пациент слышит голоса, нельзя отвергать возможность того, что он действительно слышит голоса, происходящие извне, а не порождённые его “бессознательным”. В противном случае мы оказываемся в одной партии с теми, кто отвергал существование метеоритов на том лишь основании, что на небе нет камней, которые могли бы падать.

В том случае, когда мы претендуем на то, чтобы именоваться православными, то, и будучи учёными, мы не имеем права отвергать те сведения о мире, которые получены нами из Откровения. Если мы убеждены в истинности последнего, то было бы странным, если исследовательской работе мы вдруг откажемся от извесных нам истин, которые никем и никогда не были научно опровергнуты.

В данном случае речь идёт о существовании бесов.

Православный психолог не имеет права игнорировать библейское учение о падших духах и их способностях, предоставляя атеистическим психологам свободу в них не верить, указывая им на то, что подобные взгляды - не более, чем ни на чём не основанные предрассудки своего времени.

Если же беспристрастно рассмотреть - пускай в качестве рабочей гипотезы, если угодно, - недвусмысленное православное учение на этот счёт, становится ясно, насколько опасным окажутся следствия атеистической слепой веры, что непосредственно не наблюдаемое не существует.

  1. Каждый пациент психолога - верующий или нет, - находится под постоянным вниманием со стороны разумных существ, превосходящих его интелектуально и имеющих в его отношении недвусмысленные цели;
  2. Данные существа способны оказывать воздействия (в случае с некрещённым пациентом - непреодолимой силы) на сознание и даже на психосоматическое состояние человека;
  3. В массе случаев человек оказывается буквально не способен отличить свои собственные мысли от тех, как это называется, “прилогов”, которые могут внедряться упомянутыми существами прямо и непосредственно в сознание пациента.

Подчеркнём, что скептицизм и отрицание практикующим психологом всего вышеизложенного потенциально могут обойтись пациенту в слишком дорогую цену, в особенности, поскольку мы говорим о совершенно равнозначных с собственно научной точки зрения интерпретаций многочисленных фактов психической и духовной жизни.

В заключение отметим, что те психологи и те курсы изучения психологической науки, которые не основываются на православных истинах, не могут называться православными, а также и там, где отрицание определённых подходов, происходит не на основе научно выверенных доказательств, а сугубо по идеологическим причинам, там невозможно говорить о науке как таковой.

Желающим ознакомиться подробнее с некоторыми соображениями по рассмотренным вопросам, рекомендуем к прочтению следующие статьи:

М. Солохин, Фрейд и Православие - http://apokrisis.ru/sovremennye-vyzovy/psikhologiya/67-frejd-i-pravoslavie

Е. Белякова, Осторожно, психолог! - http://apokrisis.ru/sovremennye-vyzovy/psikhologiya/66-ostorozhno-psikholog


специально для Апокрисис.ру

©Люлька А.В.