soblazny.monarhПосле падения безбожной власти и начавшегося оживления церковной жизни среди православных христиан стали возрождаться позабытые ранее большинством идеи восстановления монархии. Церковная мысль не могла остаться в стороне от оценки этого явления.

Особую остроту обсуждения этой темы придала предстоящая канонизация святого царя-мученика Николая, с которой многие связывают надежды на возрождение нашей Родины. Однако это замечательное явление осложняется тем, что, кроме здравых семян святоотеческого богословия, в сознание православных людей падают и еретические взгляды, некоторые из которых прямо отвергают основные догматы Церкви и дискредитируют светлый образ последнего русского царя. После канонизации царя-мученика Николая Александровича эти взгляды среди всего прочего могут вызвать в церковной среде немалое смущение, соблазн и даже неправославные мнения.

Кто такой «удерживающий», о котором говорил апостол Павел?

Среди многих православных монархистов бытует мнение, что единственным удерживающим (см.: 2 Фес. 2, 7) мир от прихода антихриста является православный Царь, само существование которого, вне зависимости от степени его влияния на мировые процессы, не дает прийти отступнику. Соответственно, считается, что после убийства Царя-мученика Николая II удерживающий уже взят от среды и мир вступил в предантихристову эпоху (что, кстати, нелогично, ибо о такой эпохе Священное Писание не упоминает в связи с удерживающим). Утверждение это считается чуть ли не самоочевидной аксиомой, но вошло оно в сознание православных христиан не из чистых родников святоотеческой мысли, а почерпнуто из трудов деятелей карловацкого раскола и катакомбных сектантов. Конечно, нельзя сказать, что раз нечто проповедуется людьми, находящимися вне общения с Кафолической Церковью или же в расколе, то это уже ложь по определению. Но, с другой стороны, к идеям, происходящим из таких источников, должно относиться со здравым недоверием и проверять их светом Откровения Божия и учением святых Отцов.

Итак, является ли православный Царь тем удерживающим, о котором писал апостол? Первоначально приведем сами слова Священного Писания: «День тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею... Не помните ли, что я, еще находясь у вас, говорил вам это? И ныне вы знаете, что не допускает открыться ему в свое время; ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего» (2 Фес. 2, 3–8). Итак, мы видим из рассмотрения самого текста, что удерживающий настолько мощен, что может сдерживать натиск мирового зла, а с другой стороны, заметим, что апостол не дает нам возможности втиснуть какое-либо значительное время между взятием удерживающего от среды и явлением антихриста.
Если мы примем мнение, что удерживающий — именно православный Царь, тогда мы встаем перед рядом проблем. Как мог сдерживать разгул мирового зла царь Константинополя на закате Византии, когда его владения ограничивались лишь пределами города и окрестностей? Почему прошло уже более восьмидесяти лет со дня убийства последнего православного Императора, а антихрист еще не пришел? Где был удерживающий в первые три века христианства (а ведь именно тогда о нем упоминает апостол Павел)?

Но посмотрим, как понимали эти стихи апостольского послания святые Отцы. Для начала развеем заблуждение, возникшее благодаря сочинениям архиепископа Аверкия (Таушева) и архимандрита Константина (Зайцева), что все святые Отцы якобы учили, что удерживающий — именно православный миропомазанный Царь. Напротив, нет ни одного Отца Церкви, который учил бы так, и это толкование вовсе не известно Древней Церкви. Святые отцы дали три вида толкований этого места.

Первое толкование говорит, что удерживающим является Римская империя, боязнь могущества которой не дает воцариться последнему узурпатору-антихристу. Это толкование восходит к видению пророка Даниила.

«Тебе, царь, было такое видение: вот, какой-то большой истукан; огромный был этот истукан, в чрезвычайном блеске стоял он пред тобою, и страшен был вид его. У этого истукана голова была из чистого золота, грудь его и руки его — из серебра, чрево его и бедра его медные, голени его железные, ноги его частью железные, частью глиняные. Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их. Тогда все вместе раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались как прах на летних гумнах, и ветер унес их, и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю. Вот сон! Скажем пред царем и значение его. Ты, царь, царь царей, которому Бог Небесный даровал царство, власть, силу и славу, и всех сынов человеческих, где бы они ни жили, зверей земных и птиц небесных Он отдал в твои руки и поставил тебя владыкою над всеми ими, ты — эта золотая голова! После тебя восстанет другое царство, ниже твоего, и еще третье царство, медное, которое будет владычествовать над всею землею. А четвертое царство будет крепко, как железо; ибо как железо разбивает и раздробляет все, так и оно, подобно всесокрушающему железу, будет раздроблять и сокрушать. А что ты видел ноги и пальцы на ногах частью из глины горшечной, а частью из железа, то будет царство разделенное, и в нем останется несколько крепости железа, так как ты видел железо, смешанное с горшечною глиною. И как персты ног были частью из железа, а частью из глины, так и царство будет частью крепкое, частью хрупкое. А что ты видел железо, смешанное с глиною горшечною, это значит, что они смешаются чрез семя человеческое, но не сольются одно с другим, как железо не смешивается с глиною. И во дни тех царств Бог Небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно, так как ты видел, что камень отторгнут был от горы не руками и раздробил железо, медь, глину, серебро и золото. Великий Бог дал знать царю, что будет после сего. И верен этот сон, и точно истолкование его!» (Дан. 2, 31–45).

Согласно общепринятому толкованию, первое царство — нововавилонское, второе — персидское, третье — македонское, четвертое — римское, разделившееся сначала на две империи (Восточную и Западную), а затем на несколько царств разной силы, связанных единством культурного наследия. А взамен их Бог воздвигнет Царство Христа, которое вовеки не разрушится. В другом видении пророка Даниила «...зверь четвертый, страшный и ужасный и весьма сильный; у него большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами; он отличен был от всех прежних зверей, и десять рогов было у него. Я смотрел на эти рога, и вот, вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были перед ним, и вот, в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно» (Дан. 7, 7–8). Четвертый зверь — римское царство, на развалинах которого появится антихрист.

Итак, мы видим, что римское царство является удерживающим не по каким-то высоким соображениям, а лишь по причине грубой силы, которой она сдерживает разгул зла (или, по словам святителя Феофана, говорит властное veto, не давая сатане проводить свою пропаганду). Тут нет места для мистики миропомазания на царство, необходимого для симфонии царства и священства, но не являющегося обязательным для удерживания. Нужно сказать, что такое понимание этого апостольского пророчества никогда не было общепринято на Востоке (в отличие от Запада, где оно стало таковым начиная с Тертуллиана). Из толкователей так понимали этот стих святой Иоанн Златоуст (с оговорками склоняясь к данному толкованию, зная при этом и о существовании другого толкования) и блаженный Феофилакт Болгарский.

Второе понимание этого места было известно Златоусту и принималось блаженным Феодоритом, Севиром (у Экумения) и святителем Фотием. Согласно ему, приход антихриста сдерживается Божиим определением о времени его явления и благодатью Святого Духа, которая отойдет от людей (хотя и не ото всех) за их грехи, особенно за оскудение любви. Этого толкования придерживается как основного и святитель Феофан Затворник, допуская в качестве дополнительного и первое толкование.

Третье понимание раскрывает второе. Согласно ему, Божиим определением, сдерживающим приход антихриста, является слово Господа: «И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24, 14). Этого толкования придерживались преподобный Ефрем Сирин, блаженный Феодорит, святой Иоанн Дамаскин. Святитель Феофан так связывает два последних толкования. Когда Евангелие пройдет по всем народам, обитающим на земле, и соберет всех, способных принять его и переродиться благодатью Духа, то не останется смысла в существовании мира в этом виде, и тогда наступит конец. И добро, и зло уже засеменено, развивается, растет. Созреет и то и другое в свое время. Раньше определенного срока сему быть нельзя. Мир стоит затем, чтобы вложенная Господом в род наш — как квас в тесто — сила спасения произвела свое дело. Ходит Слово Божие по земле, возбуждает спящих и приводит их к источникам благодати. Этого рода явления повсюду — и среди неверных, и среди заблудших, и среди правоверующих. Мир стоит потому, что еще не все, гожие в Царство Христово, вступили в него или еще не столько их вступило, сколько нужно. Сила спасения, вложенная Господом в род наш, действием своим удерживает явление антихриста. Перестанет она действовать — тогда и он выступит на среду. Разложив это общее на части, составляющие его, получим: мешает явиться антихристу то, что еще не всеми слышано, не всеми предузнанными принято Евангелие и что благодать Духа Святого еще пребывает и имеет еще поле деятельности в человеческом роде [1].

Итак, первое толкование святых Отцов сравнивает удерживающего с Римской империей, второе — с благодатью Святого Духа, а третье — с проповедью Евангелия всему миру. Второе и третье подразумевают существование в мире сем Православной Вселенской Церкви, призывающей людей ко спасению.

Мы видим, что богомудрые Отцы не дают нам повода впадать в апокалипсическую лихорадку и не позволяют считать, что удерживающий уже взят из среды в 1917 году. Он еще здесь, и нет никакого оправдания тем, кто под предлогом приближения антихриста презирает каноны, разрывает узы любви и уходит в раскол из Вселенской Церкви, в которой одной спасение и в которой одной воздается вечная слава Всемогущему Богу — единственному Правителю Истории.

Существует ли наследственный грех цареубийства?

Часто приходится слышать со стороны некоторых священнослужителей, что до сего дня над всем русским народом якобы продолжает тяготеть грех цареубийства, следствием чего выдвигается требование всенародного (?!) покаяния в этом грехе, а все христиане должны на таинстве исповеди принести покаяние в этом преступлении. Однако здесь возникает справедливый вопрос: где находится этот таинственный механизм, благодаря которому люди, родившиеся спустя годы после этого события, несут вину греха, сделанного их предками? Из какого Откровения взят этот новый догмат, вводящий новый, неведомый православному богословию второй наследственный грех, тогда как Церковь знает только один наследственный грех — первородный, вследствие падения наших прародителей Адама и Евы, от которого мы избавляемся таинством святого крещения? Почему вообще русские люди должны отвечать за предательство высших офицеров в 1917 году и за действия евреев и других инородцев-убийц, захвативших нашу страну и казнивших императора? В ответ на это проповедники нового учения или ссылаются на раскольничьи авторитеты, или говорят, что русские несут ответственность за то, что они не защитили царя в дни революции.

Безусловно, те люди, которые виновны в клевете на государя или в доверии к тем гнусностям, которые распространяла против него безбожная пропаганда, несут на себе грех свой, и, если это беззаконие совершалось ими после святого крещения, они должны принести в нем покаяние. Но точно так же должно каяться и во всех бесчисленных грехах, совершенных не против смертного, а против Бессмертного Царя: например, участие в деятельности компартии и ее дочерних организаций, безбожие и т. п. Все эти грехи более страшны, чем пассивное соучастие в цареубийстве, которое сейчас пытаются выдать чуть ли не за единственное и главное преступление русского народа. Но ведь и сама революция стала возможна вовсе не по причине одного предательства идеалов самодержавия. Напротив, Бог говорит через пророка: «Я дал тебе царя в гневе Моем и отверг – в негодовании Моем» (Ос. 12, 11). А негодование Господа вызвано было отступлением от Него (а не только от смертного царя) всего народа нашего, и каяться нам нужно именно в этом, в чем виноват лично почти каждый из нас, а не в преступлениях наших предков, которые уже дали за себя ответ Богу.

Если же мы примем столь популярную ныне доктрину о втором наследственном грехе русских – грехе цареубийства, который вдобавок не смывается и крещением, тогда мы неизбежно придем к ереси против 10-го члена Символа веры. Ведь получается, что величайшее таинство крещения не в силах смыть с наших душ предполагаемую скверну цареубийства, переданную нам от предков. Уже не приходится говорить, насколько противоречит эта доктрина прямым словам Писания:

«И было ко мне слово Господне... Вот, он умрет за свое беззаконие... Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается. И беззаконник, если обратится от всех грехов своих, какие делал, и будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и праведно, жив будет, не умрет... Но вы говорите: "неправ путь Господа!" Послушайте, дом Израилев! Мой ли путь неправ? не ваши ли пути неправы? Если праведник отступает от правды своей и делает беззаконие и за то умирает, то он умирает за беззаконие свое, которое сделал... И беззаконник, если обращается от беззакония своего, какое делал, и творит суд и правду, — к жизни возвратит душу свою. Ибо он увидел и обратился от всех преступлений своих, какие делал; он будет жив, не умрет» (Иез. 18, 1, 18, 20, 21, 25–28).

Как актуальны теперь эти слова Божии, обращенные к русским людям, также говорящим, как и древний Израиль: «неправ путь Господа»!
Итак, слово Господа прямо отвергает все спекуляции на тему наследственного греха цареубийства.

Можно ли называть Царя искупителем?

tsarebozh39mНо самым возмутительным заблуждением, распространяемым некоторыми современными монархистами, является новоизмышленное и ставшее расхожим в монархической среде учение, согласно которому мученическая смерть императора будто бы искупила грехи России и поэтому царь называется «искупителем». Корни этого лжеучения, безусловно, уходят в хлыстовство, также приписывающее смертным людям свойства, присущие только Христу. Можно даже генеалогически связать появление этой доктрины с послереволюционными сектами хлыстов-николаевцев, считавших царя Николая воплощением Бога Отца. Очевидно, что человек, искренне считающий императора искупителем, не может быть христианином, ибо тем самым он считает, что дело Господа было неудачно и потому нуждается в дополнении. Голгофа не смогла спасти русский народ, и Богу потребовалась еще одна жертва, которую Он принял в лице царя. Если эта мысль верна, у нас остается два выхода: или признать царя Богом (и нечто подобное нам слышится в наименовании августейшей семьи святым семейством), или утвердиться в том, что человек может быть спасен человеком же, тогда Христос становится явно ненужным.

Это кощунственное учение о «царе-искупителе» в корне противоречит Новому Завету и учению Вселенской Церкви, на V Вселенском Соборе осудившей ересь Оригена, говорившего о возможности повторного Искупления (хотя этот еретик и не зашел так далеко, как современные монархисты, ибо он приписывал второе распятие не человеку, а самому Господу Иисусу). Отметим, кстати, что понятие «царь-искупитель» полностью противоречит учению о «не искупленном русским народом грехе цареубийства», о чем шла речь выше. Учение о «царе-искупителе» является не просто хлыстовской ересью, но и откровенной хулой на Господа нашего Иисуса Христа — Единственного Искупителя рода человеческого, в том числе и русского народа.
Приведем ряд мест Священного Писания, которые камня на камне не оставляют на этом заблуждении.

«Сей, как пребывающий вечно, имеет и священство непреходящее, посему и может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них» (Евр. 7, 24, 25).

«Но Христос, Первосвященник будущих благ, пришед с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, то есть не такового устроения, и не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление. Христос вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие, и не для того, чтобы многократно приносить Себя, как первосвященник входит во святилище каждогодно с чужою кровью; иначе надлежало бы Ему многократно страдать от начала мира; Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею. И как человекам положено однажды умереть, а потом суд, так и Христос, однажды принесши Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение» (Евр. 9, 11, 12, 24–28).

«Един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех» (1 Тим. 2, 5, 6).
Как говорит Писание, при устах двух или трех свидетелей станет всяк глагол, и потому этих трех мест из Библии достаточно для осуждения ревнителей не по разуму. Удивительно: осуждая латинян за то, что некоторые из них хотят признать Пречистую Деву соискупительницей, что является сущей ересью, сами они совершают не меньший грех, считая искупителем смертного царя. Заметим, что любая попытка богословствовать в данном направлении приближает богословствующего к идеологии «Богородичного центра» и подводит его под те же анафемы, которые наложил на «богородичников» Архиерейский Собор 1994 года.

Итак, мы считаем, что при канонизации государя-мученика Николая (о которой справедливо молится вся Русская Церковь) должно отвергнуть все вышеперечисленные заблуждения и разъяснить, что святой царь-мученик Николай – это только свидетель Христов, а не искупитель. Оправдание же вышеотмеченных несуразиц [2] может создать впечатление, что православные веруют не в Господа Иисуса Христа — Спасителя нашего, а в одного из Его свидетелей, от чего да избавит нас Господь!

Святии царственнии мученицы, молите Бога о нас!

Примечания

[1] См.: Творения иже вo святых отца нашего Феoфана Затворника. Толкование Пoсланий апостола Павла. Послания к Солунянам, к Филимону, к Евреям. М., 1895. С. 316–322.
[2] К ним можно отнести и такие нелепицы, как акафист «старцу» Григорию Распутину, службы на день рождения и день отречения (!) Царя-мученика и т. п.

 

источник