Перед нами доклад Осипова «Μεταβολή или transsubstantiatio?»*, размещённый на сайте Синодальной Библейско-богословской комиссии Русской Православной Церкви. На странице 5 находим:

[1] «О единосущии тела человеческого (и Тела Христова) со всем творением (и с хлебом) святые Отцы говорят с полной определенностью.

Афанасий Великий: «Дух Святый... отличен от единства тварного бытия».

Поставленная при цитате ссылка 14 гласит: Афанасий Великий. Творения. Т.III. С‐Посад. 1903. С.36‐40. Мне показалось странным, что такая короткая цитата, а в ссылке указаны целых пять (!) страниц. То есть, троеточие заменяет три полных страницы текста.

Поисковая система в интернете сразу выдала мне ещё два документа, в которых А.И. Осипов использовал эту цитату.

Во-первых, здесь: http://www.biblioteka3.ru/biblioteka/osipov/osnovnoe-bogoslovie/txt23.html текст содержит ссылку на то же дореволюционное издание:

[2] «Ошибка идеи «пресуществления» состоит и в том, что Тело Христа по своей материальной сущности ничем не отличается от всех тел человеческих, как и всего сотворенного. Св. Афанасий Великий писал: «Дух Святый... отличен от единства тварного бытия» (Соч. Т.3, Сергиев Посад, 1903, с. 36-40) и потому никакого пресуществления быть просто не может».

и здесь: http://www.biblioteka3.ru/biblioteka/osipov/kurs_2/txt11.html, где даётся другое развёрнутое объяснение:

[3] «Афанасий Великий по этому поводу совершенно определенно пишет: «Дух Святой отличен от единства тварного бытия», т.е. он утверждает ничто иное, как удивительную вещь, что оказывается тварное бытие, все тварное, по своему существу едино, Дух Святой отличен от единства тварного бытия, тварное бытие в своем существе едино». Но он пишет и другие вещи, гораздо более сильные, о которых сейчас я вам сообщу. Я зачитываю: «Тело, поскольку имело Оно (тело Христово) общую со всеми телами сущность и было Телом человеческим, хотя по необычайному чуду образовалось из Единой Девы, однако же будучи смертным по закону подобных тел подверглось смерти».

Но ни одной ссылки собственно на текст Александрийского Святителя не нашлось. Что показалось ещё более странным. Но наиболее необычным оказалось то, что на означенных страницах указанного издания этих слов тоже не нашлось.

Профессор подтверждает этой цитатой свой важнейший тезис о том, что никакого пресуществления быть не может. Ведь, если имеет место не множество тварных сущностей, а только одна единственная, то ей «не во что» пресуществляться, то есть менять сущность, так сказать, некуда (см. [2]). Цитата важная, потому что древняя и потому что принадлежит святому, прозванному Великим. И её-то у него нет.

Однако цитата всё-таки нашлась… у преподобного Иоанна Дамаскина, который в Третьей Книге «Точного изложения…» пишет:

«священный Афанасий… говорит: а что Дух Святый выше твари, отличен от естества тварного бытия».

Почему же автор прямо не написал, что здесь прп. Иоанн цитирует свт. Афанасия? Относительно намерений другого человека можно только гадать – чужая душа потёмки. Но представляется, что причина практически на поверхности. Ведь, если написать всё по-честному, что и ссылка была бы на текст преподобного. И что бы прочитал там всякий любопытствующий, решивший вдруг проверить цитаты? А вот что. Раскрыв Книгу третью и найдя шестнадцатую главу - «Глава XVI (60). Против тех, которые говорят: если в человеке – два естества и два действования, то во Христе необходимо предполагать три естества и столько же действований», ещё даже не добравшись до искомых слов, он бы прочёл:

«Итак, душа и тело – не одной сущности».

Глаза его расширились бы от изумления, поскольку в поиске цитаты, обосновывающей единственность тварной сущности, он бы узнал, что, оказывается, даже в человеке душа и тело – это две различных сущности (ousia, PG.94. col.1064), а не одна. То есть даже один человек состоит из двух субстанций, причём, обе тварны и различны. Читая дальше, он увидел бы эту мысль не раз:

«И обратно. Если человек – живое существо разумное, смертное, а всякое определение показывает подлежащие (определению) естества, – то, с точки зрения естества, свойство разумности не одно и то же со свойством смертности. Следовательно, человек – по норме своего определения – состоит не из одного естества.

Если же и говорится иногда, что человек – из одного естества, то в таком случае название естества берется вместо названия вида. Например, когда говорим: человек не отличается от человека никакою разностью естества, но так как все люди имеют совершенно одинаковый состав, будучи сложены из души и тела, так что каждый обладает двумя естествами, – то все подводятся под одно определение».

Так что, если бы до взыскательного читателя докладов и расшифровок лекций профессора Осипова не дошло бы с первого раза, то со второго и третьего – точно. До искомой цитаты он дошёл бы уже укрепившимся в сознании, что профессор ввёл его в заблуждение. Мысль святителя Афанасия раскрыта преподобным со всей очевидностью:

«И это не странно, так как священный Афанасий естество даже всех тварей, как сотворенных, назвал единым. В слове своем против хулящих Духа Святаго он говорит: а что Дух Святый выше твари, отличен от естества тварного бытия, принадлежит же Божественной природе – можно понять из следующего. Все, что усматривается совместно и во многих вещах, и не находится в одной из них в меньшей, а в другой – в большей степени, – называется сущностью. Посему, так как всякий человек составлен из души и тела, то в этом смысле и говорится, что естество людей – одно. В отношении же к лицу Господа мы не можем говорить об одном естестве, ибо и после соединения естеств каждое из них сохраняет свое естественное свойство, а нет родового понятия – Христос, так как не было другого Христа – из Божества и человечества, вместо Бога и человека ()».

Св. Иоанн Дамаскин, Источник знания, СПб, «НАУКА», 2006. - С.223.

Александрийский архипастырь вовсе не хотел сказать, что всё тварное бытие имеет одну сущность. Он лишь называл так их естество, как совокупность всех их различных естеств (сущностей, природ, субстанций) в отношении Божественной сущности Святаго Духа, когда доказывал, что Святой Дух не тварь. Причём, благодаря изданию «Точного изложения…» мы-таки можем найти первоисточник, поскольку он там прямо указан – это послание II Афанасия Александрийского к Серапиону, пункт 26, который действительно находится между 36-ой и 40-ой страницей третьего тома трудов святителя Афанасия и на самом деле звучит так:

«Еще и изъ слѣдующаго можно видѣть, что Духъ выше твари, и что, сколько инаковъ Онъ съ естествомъ существъ созданныхъ, столько собственъ Божеству».

(стр. 38, см. PG.26.col.589)

Сравните это с осиповским вариантом: «отличен от единства тварного бытия» и узрите разницу. Ни о каком единстве сущностей речи не идёт, тем паче о «полной определённости».

Не хочу всё же обвинять заслуженного профессора МДА в намеренном обмане.

И вот почему.

Если Вы дочитали до этого места и ничего не заметили, то можно отыскать подвод для снисхождения к пожилому профессору. Чтобы уже точно было понятно, напишу рядом фразу из доклада на СББК и из текста прп. Иоанна и предлагаю прочесть ещё раз внимательно:

«Дух Святый... отличен от единства тварного бытия» - Осипов;

«Дух Святый… отличен от естества тварного бытия» - прп. Иоанн.

Наверно существует какое-то благочестивое объяснение данному казусу, что репутация Алексея Ильича останется по-прежнему безупречной, но…

Но нельзя не отметить, что не только его «оригинальные» богословские концепции не выдерживают никакой критики, но и приводимые им в их обоснование цитаты оказываются сплошным обманом зрения и прочих чувств.

 

* - http://www.theolcom.ru/doc/071004/Osipov.pdf